Биография

Биография Андреев Л.Н.


Биографии, годы жизни, литературные произведения, творчество известных писателей.

Биография Андреева Леонида Николаевича

Годы жизни, литературные произведения, творчество Андреев Л.Н.



Биографии, годы жизни, литературные произведения, творчество известных писателей.


Биография Андреев Л.Н.



Андреев Леонид Николаевич
(1871 - 1919) - писатель. Род. в Орле, в семье землемера, учился в Орловской гимназии, затем в Петербургском и Московском ун-тах, окончил в 1897 юридический факультет, был некоторое время помощником присяжного поверенного. Еще подростком читал Шопенгауэра, позднее увлекался Ницше, был склонен к пессимизму, к мрачным настроениям и не раз покушался на самоубийство. Литературную деятельность начал в московской газете "Курьер" в качестве судебного репортера и фельетониста. Там же напечатал в 1897 рассказ "Бергамот и Гараська", обративший на него внимание М. Горького. В 1901 рассказы Андреева вышли отдельным сборником, и он сразу же получил широкую известность. Его дальнейший литературный путь отмечен рядом шумных успехов. Слава принесла А. материальную обеспеченность. Он выстроил себе "деревянный замок" в Финляндии и большую часть времени проводил там. Соприкасаясь в отдельные моменты с общественным движением предвоенных лет, А. фактически всегда оставался чуждым ему. Во время империалистской войны не только выступил ее сторонником, но незадолго до революции вошел в состав редакции реакционнейшей протопоповской газеты "Русская Воля". Работать в ней в качестве публициста он продолжал и после Февральской революции, заняв, т. о., место на крайнем правом фланге тогдашних общественных группировок. Октябрьская Революция нашла в нем, естественно, врага. Он эмигрировал в Финляндию, где и умер (12 сентябрь 1919). Политической активности он в эмиграции не проявлял, хотя есть указания (воспоминания Маргулиэса), что незадолго до своей внезапной смерти он вел переговоры с Юденичем о вступлении в его правительство министром просвещения.

А., быть может, наиболее характерный из представителей рус. буржуазной интеллигенции конца 19 в., отразивший в своих произведениях ее растерянность и шатания. Перепуганная сначала движением широких масс, которым она не могла овладеть, а затем реакцией, отошедшая от общественных вопросов, эта интеллигенция искала "заполнения" жизни в мистицизме, эстетизме, эротике и т. п. Все творчество А. - сплошной ужас сознания, растерявшегося перед загадкой жизни, - сознания, не умеющего уловить целесообразности и смысла в мире старых отношений и в то же время чуждого и враждебного живым творческим классам, в рядах которых ковались новые формы жизни. А. тщетно стучится во все доступные его взгляду двери и нигде не находит выхода из мрачной тюрьмы, какой рисуется ему жизнь.

А. начал свою поэтическую деятельность в старой реалистически-гуманитарной манере ("Бергамот и Гараська", "Петька на даче", "В подвале", "Жили-были" и др.). Здесь были отзвуки и Чехова и Диккенса. Но в первом же сборнике рассказов (1901), наряду с названными, помещены иные - в манере импрессионистской, с явным тяготением к символизму. Здесь уже начинают преобладать характерные для А. пессимистические настроения. Таковы рассказы: "Большой шлем", "Молчание", "В темную даль", "Рассказ о Сергее Петровиче" и, в особенности, "Стена" (1901), где в аллегорической форме А. пытался изобразить мрачную безысходность человеческой жизни. В рассказах "Бездна", "В тумане" (1902), вызвавших вздорные обвинения в порнографии, раскрывается - в формах нарочито-уродливых - физиологическая основа полового чувства. В рассказах "Мысль" и "Призраки" теряются границы между нормальным и ненормальным в душевной жизни человека; стройная, автономная мысль оказывается во власти стихийных сил; между сумасшедшими и здоровыми А. не признает существенной разницы. Наконец, в "Жизни Василия Фивейского" (1904) А. с большой художественной силой раскрывает, - на фоне скудной бытовой обстановки сельского попа, - трагедию религиозной; веры и "сурового и загадочного рока". От этих, ставших основными для А., тем (ужас одиночества, ужас жизни, бессилие разума) - А. временно отвлекли события 1904-1905 - война и революция. Под впечатлением их - правда, чисто внешним, ибо он не был непосредственным их участником, а лишь нервным, истеричным наблюдателем тогдашней борьбы, тогдашних революционных настроений, - им создано было несколько крупных произведений: "Красный смех" (1905), "Губернатор" (1905), "Так было, так будет" (1905), "К звездам" (1905), "Савва" (1906), "Царь-Голод" (1907), "Рассказ о семи повешенных" (1908) и некоторые др. Произведения эти, в особенности "Рассказ о семи повешенных", написанный с большой художественной силой, имели значительный успех в среде тогдашней интеллигенции, гл. обр., потому, что и здесь, - как в прежних своих рассказах, - А. говорил о "личности". Революция, по существу, в этих рассказах и драмах не отображена: тема сужена до личных переживаний отдельных людей, и люди эти, за редкими исключениями (в таких произведениях, как "Иван Иванович", как "Из рассказа, который никогда не будет окончен", как некролог революционера Мазурина), отмечены обычными "андреевскими" признаками - бессилия перед жизнью, обреченности. А. славит пафос борьбы у отдельной революционной личности, но пафос революции остается ему чужд. Уже в рассказах 1905 он, явственно, не верит в революцию, не верит в возможность завоевать свободу ("Так было, так будет"). Революционной массы, подлинной силы революции, в его произведениях или вовсе нет, или она выступает как слепая, стихийная, темная сила. Особенно резко сказалось это в "Царе-Голоде", где А. говорит о восставших голодных в тех же тонах, с тем же явным отвращением, с каким он изображает буржуазию, против которой восстание поднято, где в одну кучу сбиты рабочие, хулиганы и проститутки, убивающие беззащитных детей, сжигающие библиотеки и галереи.

В годы реакции А. вернулся, по существу, к прежним своим темам и к прежней символической манере письма. Но произведения этого периода лишены прежней четкости, хотя писательский талант А. ни в какой мере не ослабел: на творчестве А. сказалась "раздвоенность" интеллигентских кругов, с которыми он был связан личными связями: часть интеллигенции, большая, в меру развития реакции, уходила все глубже в личную жизнь и в дебри религиозно-философских проблем; другая - меньшая, не отказавшаяся от революционной борьбы, выкристаллизовывалась, - подпольным развитием этой борьбы, - в подлинную революционную силу. А. видел и тех и других: он брал основные темы своих новых работ из настроений первой, родной ему по мировоззрению, группы. Но отвернуться окончательно от второй он тоже не мог: его привлекала все та же, раскрывавшаяся в продолжении, казалось, безнадежной борьбы, сила "личности", поэтом которой он старался стать, - сила, недоступностью которой для себя он мучился всю жизнь. Он попытался дать синтез этих двух несовместимых течений: сочетать героизм с мещанством. Отсюда - мотивы богоборчества, как "героический корректив" к религиозным настроениям "большинства" и т. п. Т. к. задача была явно невыполнима, произведения этого периода ("Жизнь человека", 1906; "Черные маски", 1907; "Анатема", 1909; "Океан", 1911; "Иуда Искариот", "Елеазар", "Мои записки") носят печать "раздвоенности" и, зачастую, надуманности. То же, хотя и в более слабой степени, сказалось в его пьесах - "Дни нашей жизни" (1908), "Анфиса" (1909), "Gaudeamus" (1910), "Екатерина Ивановна" (1912), "Младость" и др., - бытовой реализм которых ознаменовал возвращение А. от революционных впечатлений к привычному быту.

Отсутствие внутренней цельности, искусственность произведений последних лет писателя и монотонность основных мотивов, на которых застыло творчество А., - все это привело постепенно к утрате им былой его популярности, в особенности в предвоенные годы, когда в широких кругах интеллигенции снова стали нарастать революционные настроения. Публицистическая деятельность, к которой он перешел во время войны и революции, оказалась неудачной: А. обнаружил в своих статьях крайнюю узость кругозора, убогость мысли и крикливую истеричность, заменявшую пафос и звучавшую особенно фальшиво на фоне общего революционного подъема. Равным образом, совершенно незначительно, и по содержанию и по форме, то немногое, что было им написано в эмиграции.

В творчестве А. можно найти образцы самых разнообразных литературных форм и жанров: он испытывал себя едва ли не во всех областях, кроме стихов и романа. Этот факт не случаен: для стихов у него не было совершенно необходимой для них внутренней искренности - хотя бы с самим собой, для романа - необходимой широты кругозора и идеологической четкости.



Литературные произведения в кратком изложении

Биографии и творчество известных писателей




Биография Андреева Леонида Николаевича

Краткое содержание произведений русской и зарубежной литературы, сочинения по литературе, биографии писателей.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru